Косовское обострение и «окно возможностей» для Сербии

Косовское обострение и «окно возможностей» для Сербии0
Август начинается с весьма горячих сенсаций, первая из которых пришла с Балкан.

Начиная с середины июля отношения между Сербией, полупризнанной Косовской республикой и этническими группами накалялись на почве скорого вступления в силу решения косовских властей об аннулировании документов сербского образца у местных жителей и изменении правил въезда из Сербии. 31 июля, накануне вступления новых правил в силу, напряжение достигло пика: жители сербских анклавов в Косово начали баррикадировать въезды в свои поселения, опасаясь атаки албанских боевиков, к границе были стянуты и сербские, и косовские военные подразделения, поднялся в ружьё и натовский миротворческий контингент KFOR.

Правда, к утру 1 августа установку удалось разрядить. Вроде бы, «под нажимом» американского посла, власти Косова отложили смену паспортного режима – но только на месяц, то есть, практически на завтра.

И не остановиться, и не сменить ноги?

Это уже вторая попытка сменить пропускной режим на территории сербских анклавов в Косово – предыдущая имела место прошлой осенью, и тоже чуть не привела к открытому конфликту.

Вообще, есть устойчивое мнение, что провокации такого рода направлены на более или менее жёсткую этническую зачистку албанской республики от сербского меньшинства, составляющего около восьми процентов населения. Последнее сосредоточено в так называемом Северном Косове, непосредственно граничащем с Сербией, и ещё нескольких коммунах ближе к юго-восточной границе, отделённых от «метрополии» большим массивом населённой албанцами территории.

Северное Косово является самой большой, во всех смыслах, проблемой приштинских властей: этот сербский «остров» самый большой по площади и вмещает почти половину от общего количества чужаков, да ещё и в шаговой доступности для сербской армии. Если отбить сначала его, то додавить оставшиеся анклавы не будет для косоваров большой проблемой: с высокой вероятностью, их население само покинет свои дома, опасаясь истребления. Практически, албанцы могут нанести удар по сербским муниципалитетам на юго-востоке в любое время, и пока что их останавливают только «приличия»: как ни крути, убедить «мировое сообщество» в том, что это сербы из мелких городишек начали агрессию против Косова не выйдет, тем более, что в анклавах стоят натовские миротворцы.

А вот с Северным Косовом – другое дело, его всегда можно назвать и «сербским плацдармом», и «очагом сепаратизма», и «лагерем просербских боевиков». В общем-то, любое из этих определений, как бы оно ни звучало, с практической точки зрения будет почти правдой.

Карта «атомных бомб»

Национальная чересполосица – главная проблема Балкан с незапамятных времён, юридически зацементированная руководством ныне покойной Социалистической федеративной республики Югославии.

Если присвоение Ленину сомнительной чести «создания» современной Украины – по большей части, всё же софистика, то вот Иосипа Тито, хочешь, не хочешь, а придётся «поблагодарить» за поощрение потенциально опасных демографических тенденций своего времени. Одной из них было расселение культурно чуждых албанцев по территории исторического ядра Сербии, каковым Косово поле и является. В результате всех демографических процессов второй половины прошлого века, включая исход сербского населения с насиженных мест во время гражданской войны, количественное доминирование албанцев на этой земле стало железобетонным фактом.

На этот-то «камень» и находит «коса» сербской исторической памяти, что, в итоге, делает спор о статусе Косова неразрешимым дипломатически. Значение региона в сербской истории, количество религиозных памятников на его территории таково, что добровольный отказ от суверенитета над Косовом для Сербии морально неприемлем. С другой стороны, сербская культура для основной массы нынешнего населения региона абсолютно чужеродна, так что не может быть речи не только об ассимиляции, но даже о добрососедстве.

Надо сказать, что практических возможностей возвратить Косово под свой контроль у Белграда нет, даже если предположить, что сербы будут действовать драконовскими методами: у них просто не хватит военных ресурсов, чтобы подавить или «ремувнуть» больше миллиона человек. Именно поэтому, наиболее прагматичные политики с обеих сторон, такие, как Воислав Коштуница и Хашим Тачи, ещё с начала 2000-х годов продвигают идею раздела Косова по демографическому признаку, или хотя бы обмена Северного Косова на Прешевскую долину, албанский анклав в южной оконечности Сербии.

Но эта идея – по сути, единственный мирный выход из тупика – неизменно натыкается на позицию сербских и албанских радикалов (и те, и другие громко кричат «это наша земля!»), а главное – англосаксонских кураторов косовской «незалежности». По их словам, это якобы может привести к дестабилизации на всей территории бывшей Югославии и дальнейшей фрагментации её осколков. И хотя такая вероятность, действительно, есть, так как во всех национальных республиках существуют районы компактного проживания нацменьшинств, главное для англо-американцев – не потерять детонатор от «пороховой бочки Европы».

«Александр, руби этот чёртов узел!..»

Нет никаких сомнений в том, что провокацией 31 июля руководили заморские кураторы, во всяком случае, именно они выдали «высочайшее соизволение». Скоропостижная остановка операции, скорее всего, тоже произошла по расписанию, а вовсе не вследствие жёсткой позиции сербского руководства.

В конце концов, уж от таких мелкотравчатых протеже, как косовские власти, «белые господа» могли потребовать чего угодно: перенести запуск нового паспортного режима на полгода, год, или все десять – но «уговорили» только на месяц. Почему?

Есть мнение, что последовательное сталкивание ситуации на Балканах в сторону большого конфликта – один из аспектов большого плана по доведению до ручки всей Европы в целом. Как мы помним, по территории Сербии проходит «Балканский поток» – недавно запущенное продолжение «Турецкого потока», по которому газ поступает, в частности, в Венгрию. То есть, по сути, это последний «живой» газопровод из России в Европу, пролегающий по относительно нейтральным к Саурону-Путину странам, не считая юридически коматозного СП-2 и практически дышащего на ладан СП-1.

А следующее обострение намечено аккурат на то время, когда энергетический кризис в Европе начнёт переходить из плохой в очень плохую стадию. Трудно представить себе истерику, которая поднимется из вспыхнувшей рядом с трубой «горячей точки».

Прозвучит парадоксально, но этот американский план, и в целом обстановка на континенте, дают некоторые козыри в руки… сербов.

С 1999 г., все провокации вокруг Косова отталкиваются от двух предпосылок: наличия натовского контингента и, соответственно, убеждённости, что «сербы не посмеют» дёргаться, в случае чего. Очень долгие годы, это был вполне верный расчёт, и через него удалось продавить Сербию на подписание Брюссельского соглашения 2013 г. – фактически, на полупризнание Косовской республики.

Но за двадцать лет и, особенно, последние полгода, обстановка сильно изменилась. Нарушив в марте порядок назначения полицейских начальников в сербских анклавах, а в мае подав заявку на вступление в Евросоюз, косовские власти сами серьёзно подорвали соглашение, предоставив и Сербии формальный повод (покуда не использованный) денонсировать его. Тем более таковым будет являться угроза жизням сербов в косовских анклавах.

При этом, своими силами косовские пятитысячные парамилитарные формирования не смогут справиться с сербской пусть и слабой, но всё же армией. В случае открытого конфликта, их надежда будет в подразделениях KFOR, прячась за спины которых они попытаются провернуть свои грязные дела. Но захотят ли натовцы подставляться, особенно сейчас? Да, риск спровоцировать Запад на новую кампанию против Сербии есть, но он в разы меньше, чем прошлой осенью. Непосредственное вмешательство в боевые действия, пусть даже не на Украине, а в Сербии, будет самоубийством для европейских марионеточных режимов, да и в американском истеблишменте найдётся немало противников такого вмешательства, особенно на фоне внезапного «тайваньского залёта».

То есть, у сербского правительства есть неплохие шансы сдвинуть косовский вопрос с мёртвой точки. Если после следующей провокации сербские войска займут Северное Косово, изгнав оттуда албанскую полицию и миротворцев, то с наибольшей вероятностью НАТО придётся посмотреть на это сквозь пальцы. Но кроме решительности, для такой операции нужна ещё и умеренность: сербам придётся принять, что возвращение всего Косова невозможно, и сразу же приступить к юридическому закреплению нового статус-кво – включению Северного Косова в состав страны, возможно, с принудительным разменом на албанские анклавы юга Сербии. Под большим вопросом останется и безопасность сербских анклавов на юге Косова, которые могут стать объектами мести.

Надо сказать, подобный вариант развития событий на Балканах очень маловероятен: не похоже, что Вучич и его команда хотя бы теоретически готовы к таким решительным действиям. Между тем, несмотря на «перемирие», косовские спецслужбы продолжают задержания «подозрительных» сербов в анклавах, так что ситуация может взорваться ещё до осени.

  • Автор: Михаил Токмаков
  • Использованы фотографии: Министерство обороны Сербии

Источник topcor.ru

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика